Крым — это Россия!

17 марта мы проснулись в другой стране. Ещё вчера никто и не помышлял о фантастической перспективе возвращения Россией Крымского полуострова. А сегодня уже позади общекрымский референдум, по результатам которого 97% населения республики — один миллион двести тридцать три тысячи два человека — изъявило волю войти в состав Российской Федерации. Уже позади торжественный день, когда в Кремле был подписан договор о вхождении Крыма и Севастополя в состав России на правах двух субъектов Федерации — республики и города федерального значения. Это уже история.

В 90-х у России просто не было возможности защитить соотечественников за рубежом. В момент распада СССР двадцать пять миллионов русских были брошены ельцинским правительством в новых суверенных государствах на произвол судьбы и местных властей. Лозунг «Чемодан – вокзал – Россия» словно позорное клеймо преследовал бывших советских граждан русской национальности. Такой была благодарность «младших братьев» России. И она, наша Родина, раздираемая на куски семибанкирщиной, ограбленная и обманутая, в бессильном отчаянии смотрела на своих униженных и бездомных детей.

В эти весенние дни к нам постепенно возвращается прекрасное чувство гордости за нашу страну, чувство, особенно яркое на фоне долгих страшных лет, когда мы с болью говорили: «За державу обидно!»
Страна набирает силу, возвращает себе статус великой и могучей. Как не вспомнить известную русскую сказку об Илье Муромце! История России вершится сегодня у нас на глазах. Едва начался год — в её копилке блестяще проведённые и блистательно выигранные Олимпиада и Параолимпиада в новом, с иголочки, Сочи. И совсем уж нереальное — возвращение Крыма.

У каждого поколения россиян есть свой Крым. У каждого поколения он особый, неповторимый. Крым был интересен во все времена совершенно разным людям — государственным деятелям и политикам, военным и романтикам, поэтам и художникам, детям и взрослым. Что же такое русский Крым?

Это бирюзовая с белоснежной оторочкой пены шумливая волна, по—хозяйски забирающая галечник берега. Это путёвка во Всесоюзный пионерский лагерь Артек, если ты лучший в школе. Это звёздное южное небо и неповторимый аромат массандровских вин. Это очертания Медведь–горы, задумавшей выпить Чёрное море. Это символ Крыма Ай–Петри. Это Чехов и Волошин, пушкинский грот и скала в Гурзуфе. Это Айвазовский и Коровин. Это фонтаны Бахчисарая, Ласточкино гнездо и Никитский ботанический, набережная Ялты и рыбацкий посёлок. Это гора Клементьева в Коктебеле, с которой на встречном морском ветре летал будущий «главный по космосу» планерист Королёв. Это пещерный город Чуфут–Кале и средневековая генуэзская крепость Кафа, православные храмы и мечети, древние монастыри.

Это троллейбус, который привезёт тебя по самому длинному в мире маршруту из жаркого Симферополя к самому синему морю. А в советское время Крым — это Всесоюзная здравница, где ежегодно отдыхали восемь–девять миллионов человек со всех концов огромного Советского Союза.

Это — легендарный Севастополь, город русской славы, город русских моряков, чья земля пропитана кровью наших предков. Это Адмиралтейский собор святого Владимира, где покоятся русские адмиралы. Это Малахов Курган и Сапун–гора, это Балаклава, это Андреевский бело–голубой, непобедимый, реющий на свежем морском ветру флаг…
Это русская — и никакая другая! — земля.

Нелегкие испытания выпали на долю Крымского полуострова. Эта земля всегда была лакомым куском для захватчиков, и попытки отторгнуть её у России не прекращались практически никогда. Но русские воины — от простого матроса до адмирала — стояли насмерть. Но второй половине двадцатого века волюнтаризм одного, а затем предательство другого руководителя нашего государства поспособствовали тому, что российская земля стала частью другой страны, а русские люди оказались лишенными права быть гражданами России. Сейчас именно тот момент, когда должно вспомнить и рассказать молодому поколению россиян, как это было.

После присоединения в апреле 1783 года Екатериной II Крыма к России он стал не только большим портом для международной торговли, но и основным местом отдыха высшей русской знати. Здесь любили бывать — на отдыхе и по делам — высшие чины и титулы государства Российского: Потемкин, Воронцов, Юсупов, Александр III и многие другие. На полуострове началось строительство новых городов — Симферополя и Севастополя.
Все мы знаем великолепие Ливадийского, Воронцовского, Массандровского и десятков других дворцов и храмов, построенных ими. Но русские появились здесь значительно раньше. В Тавриде еще в Х11 веке во времена господства Дешт–и–Кыпчаковской (Большой) орды проживали русские торговые люди и ремесленники. В XII – XIII веках они продавали в Москве на рынках в так называемых «Сурожских рядах» привезенные из Крыма и через Крым товары из других земель.

Возвращался через Крым в Россию и останавливался у земляков в Кафе в 1472 году тверской купец Афанасий Никитин, автор повести «Хождение за три моря». Ряд столетий Черное море арабскими историками и географами именовалось «Русским морем», а Керченский пролив — «Устьем русской реки».

Крым не раз становился ареной ожесточенных битв и сражений. Самая кровопролитная война XIX столетия в России 1853–1856 годов даже получила название Крымской. В 1853 году разгорелась очередная русско–турецкая война. Поначалу русская армия и флот одержали ряд побед на суше и на море. Тогда на стороне Турции выступили Англия и Франция, недовольные усилением роли России в этом регионе. Положение России резко осложнилось. В сентябре 1854 года к Евпатории подошло 89 военных кораблей и 300 транспортных судов французов и англичан. Здесь высадился их 62–тысячный десант, который и двинулся к Севастополю. 
На реке Альме произошло сражение, которое русская армия проиграла. Затем началась беспримерная героическая оборона Севастополя, продолжавшаяся почти год. Она закончилась поражением русской армии и сдачей города. По Парижскому мирному договору России запрещалось иметь военный флот и базы на Черном море. Многие крымские города были разграблены, а Севастополь разрушен. Значительны были и людские потери. 
Кровавым был и период Гражданской войны в Крыму в 1918–1920 годах. В борьбе за власть шли ожесточенные сражения между Красной и Белой армиями; за террором белых следовал красный террор. Крым несколько раз переходил из рук в руки. В 1920 году Крым стал частью Советской России, а спустя год была создана Крымская АССР в составе РСФСР. 
В годы Великой Отечественной войны через Крымский полуостров не раз прокатывался огненный вал фронта. Эта война вошла в историю Крыма множеством героических, трагических и жестоких страниц. В любом уголке Крыма вам непременно встретятся братские могилы и памятники: здесь, на крымской земле, в боях с фашистскими захватчиками полегли не десятки — сотни тысяч солдат и офицеров. Одним из самых заметных событий той войны стала героическая оборона Севастополя 1941–1942 годов, а также Керченско–Феодосийская десантная операция советских войск в начале 1942 года, кстати, первая и крупнейшая в истории этой войны. И, конечно, освобождение Крыма от немецких войск в апреле–мае 1944 года.

Прошло десять лет. 19 февраля 1954 года Президиумом Верховного совета СССР был принят указ о передаче Крымской области из состава РСФР в состав УССР. Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв фактически подарил Крым Украине.

В рамках единой и неделимой страны — Советского Союза — такая передача была почти формальностью. Украина получила «царский подарок» по случаю 300–летия воссоединения с Россией. Предположить, что СССР распадется и Украина станет «самостийной», в те времена не могли даже самые смелые фантасты.

Историки объясняют щедрость Никиты Сергеевича Хрущёва довольно просто. Придя к власти после смерти Сталина, Хрущёв занялся развенчиванием культа его личности. Но нельзя забывать, что новый глава государства будучи первым секретарем ЦК украинской компартии в 1938–1947 годах в русле тогдашней политики тоже вел активную борьбу с «врагами народа». В новой реальности ему очень хотелось похоронить воспоминания об этом навсегда. Чтобы в какой–то мере искупить вину перед Украиной и заручиться поддержкой украинской «верхушки», Хрущев сделал широкий жест: подарил республике целый курортный полуостров!

О своем решении первый секретарь сообщил товарищам по партии как бы между прочим, в перерыве одного из заседаний президиума ЦК по дороге на обед:

— Да, товарищи, тут есть мнение передать Крым Украине, — обронил вскользь Никита Сергеевич.

Ни у кого не хватило смелости возразить. Желание первого лица правящей партии было законом. В повестке очередного заседания Президиума ЦК КПСС, состоявшегося 25 января 1954 года, 11–м пунктом значился вопрос «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР». Вопрос занял 15 минут. Слушали — постановили: «Утвердить …»

Никто не усомнился в целесообразности и политических последствиях этого экстравагантного решения. Ни у кого даже не возникло вопроса: как к этому отнесется население Крыма, практически полностью русское?

Согласно закону, вопрос тогда должны были вынести на открытое обсуждение Верховного Совета РСФСР, выяснить на референдумах мнение жителей обеих республик и самого Крыма — и только потом провести общесоюзный референдум. Но обошлись без этого. 19 февраля 1954 года собрался Президиум Верховного Совета РСФСР, причем из 27 его членов присутствовали только 13. Кворума не было, однако за «величайший дружественный акт, свидетельствующий о безграничном доверии и любви русского народа к украинскому народу», проголосовали единогласно.

При подписании Беловежского соглашения 8 декабря 1991 года украинцы готовы были мать родную отдать, лишь бы получить «самостийность». «Что будем делать с Крымом?» — спросил новоиспеченный украинский президент Кравчук. Такой же новоиспеченный российский президент Ельцин отмахнулся: «Пусть остаётся Украине!»

Регион остался в составе независимой Украины в статусе Автономной Республики Крым, причем в ее состав не входил юго–запад полуострова, подчинённый Севастопольскому горсовету, который являлся единицей общегосударственного подчинения, и северная половина Арабатской стрелки, входящей в состав Херсонской области.

В 1992 году незаконность передачи была официально признана Верховным Советом России. Но никто из тогдашних власть предержащих, занятых разворовыванием страны и собственным обогащением, даже не поставил вопроса о законном (!) возвращении Крыма России. И потянулись долгие двадцать три года, в течение которых крымчане никогда не оставляли надежду вернуться в родную страну. И Россия, и Крым пережили тяжелые времена. Насильственная украинизация населения полуострова, закрытие русских школ, требование говорить на неродном украинском языке, репрессии против общественных деятелей автономной республики… Постоянные угрозы расторгнуть соглашение о базировании российского Черноморского флота в Севастополе; необоснованные требования повышения суммы арендной платы – некоторые политики «ющенковского» призыва предлагали поднять эту плату в 18 раз! Так ответила Украина на «безграничную любовь и доверие русского народа».

События, происходившие в последние месяцы на Украине, фашистский переворот в Киеве, бандеровские лозунги и призывы к «полной дерусификации Украины», к уничтожению русских, для начала лишенных права говорить на родном языке, — всё это стало последней каплей в украинской истории Крыма. Люди восстали, не желая больше мириться с таким положением вещей. Каждый, кто надел георгиевскую ленточку, уже этим выразил свою волю вернуться на родину. Крымчане всегда этого хотели — и они это сделали.

«Своих не сдаём!» — ответила Россия на злобный вой и угрозы со стороны Запада. И сегодня Крым —это территория Российской федерации. К нам взывают миллионы соотечественников, живущих на Юго–Востоке Украины. Со слезами на глазах мы смотрим на митинги, где люди идут под российскими флагами и под лозунгами «Россия, спаси нас!», «Одесса — русский город!», «Наш язык — русский!» Впереди много работы, предстоит немало различного рода испытаний… Но самое главное то, что мы — вместе! И тут нельзя не упомянуть имя человека, благодаря политической воле и личному бесстрашию которого могло совершиться это историческое событие — воссоединение Крыма с Россией. Виват, Путин, виват, наш президент! «Крым будет русским, украинским , крымско–татарским — но никогда Крым не будет бандеровским!»

Да, Россия — пружина, которую долго сжимали. Что будет, когда она распрямится окончательно, какая сила в ней заложена и каким будет эффект этого действия — миру предстоит узнать в ближайшее время. Наш великий полководец Александр Васильевич Суворов сказал однажды: «…Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы — русские! С нами Бог!»

А сегодня давайте улыбнёмся, в суете рабочего дня услышав по радио: «…в Уфе снег, В Санкт–Петербурге дожди, в Севастополе — солнечно…»

18 марта 2014 г.